Королева на 9 дней

koroleva-na-9-dneiСегодня речь пойдет о совсем юной девушке, которую прозвали «королева на 9 дней«. Ей не посчастливилось попасть в жернова истории — ее насильно возвели на трон против воли, а вскоре она была низложена и через год погибла на эшафоте. Ей было всего 16 лет — из них 9 дней она была королевой Англии, после чего жизнь ее закончилась. Хотя в ином случае ее имя вряд ли было известно в мировой истории. Звали эту девушку Джейн Грей — она была внучкой Марии Тюдор, младшей сестры Генриха VIII.

Как пишут разные источники «Трагедия Джейн Грей заняла в английской культуре место несопоставимое с ее скромным историческим значением». Для преследуемых Марией Кровавой протестантов она была первой мученицей английской контрреформации. Хотя этот по сути своей ребенок не успел сделать ничего выдающегося, образ «The Nine days Queen» чрезвычайно растиражирован в истории и литературе.

Итак, Джейн Грей стала королевой после смерти молодого и бездетного Эдуарда VI. В ходе церковных реформ Генриха VIII, многие дворяне были протестантами (тогда как третье сословие придерживалось католичества), которые опасались за свою жизнь в случае прихода к власти принцессы Марии (старшей дочери Генриха VIII). Их бы более устраивала протестантка Елизавета, но ее невозможно было посадить на трон в обход старшей сестры. Поэтому под влиянием Джона Дадли (регента и фаворита при Эдуарде VI)  дворяне решили посадить на трон Джейн Грей, а Марию и Елизавету объявить незаконнорожденными.

Джейн правила всего 9 дней, пока в ходе вооруженного восстания сторонников Марии не была свергнута. Мария не хотела подписывать смертный приговор Джейн и ее мужу, которым было по 16 лет, прекрасно понимая, что эти дети не имели самостоятельного намерения захватить власть. В течение целого года Джейн ждала решения своей участи в Тауэре. И Мария обещала даровать ей помилование. Но затем произошли 2 события, которые оказались роковыми для бывшей королевы — восстание Уайетта и бракосочетание Марии и Филиппа Испанского. Испанский посол Ринар выдвинул однозначное требование — ноги Филиппа не будет в Англии пока жива узурпаторша Джейн и ее муж Гилфорд Дадли. Мария, которой было 37 лет и которая всю жизнь мечтала о семейном счастье, скрипя сердце, подписала смертный приговор.

В самом начале правления Джейн народ и дворяне приняли ее благосклонно. А французский король и германский император всерьез считали, что у принцессы Марии нет никаких шансов. Но в какой-то момент что-то пошло не так. Попробуем разобраться что.

В апреле 1553 г. (король Эдуард был еще жив) состоялась двойная помолвка сестер Грей, организованная Джоном Дадли. Он женил своего сына Гилфорда на Джейн, а ее сестру Кэтрин выдал замуж за сына своего ближайшего сторонника графа Пэмбрука. Несмотря на множество романтических версий, Джейн не испытывала к жениху никакой симпатии и, в отличие от сестры, дала согласие на брак только под давлением и угрозами родителей. Греи уже тогда были в сговоре с Дадли и мечтали посадить дочь на трон. Сестра Джейн Кэтрин выходила замуж по любви, но молодым не разрешили вступать в брачные отношения до тех пор, пока позиция Джейн, как королевы, не будет достаточно прочной, чтобы в случае необходимости расторгнуть брак. Впоследствии он и был расторгнут, что привело к большим страданиям Кэтрин Грей. Позже она тайно вышла замуж по большой любви за Эдуарда Сеймура, за что была пожизненно заточена в Тауэр по приказу Елизаветы I — бездетной королеве нужно было устранить ближайшую претендентку на трон, родившую двух сыновей, еще и католичку.

НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ «королевы на 9 дней«.

6 июля 1553 г. — скончался король Эдуард VI.

8 июля — принцесса Мария, опасаясь за свою жизнь, бежала из Лондона в свои поместья.

9 июля — Джон Дадли и представители Тайного совета прибыли на встречу с Джейн Грей, чтобы убедить ее принять корону. Та отказалась, ответив, что по закону королевой является Мария. Тогда Дадли пригласил мать Джейн, чтобы она убедила дочь дать согласие. На самом деле именно мать Джейн — Фрэнсис Грей — была следующей в порядке наследования, как родная племянница Генриха VIII, но она отказалась от притязаний в пользу старшей дочери. После второго отказа Джейн прибыли ее отец и муж Гилфорд Дадли. Под множественным давлением Джейн была вынуждена согласиться.

10 июля — Тайный совет публично провозгласил Джейн королевой, и она переехала в королевские апартаменты. В то же время Джон Дадли давил на Джейн, чтобы она сделала своего мужа Гилфорда королем. Но она отказывалась пойти на это.

Действия Марии во время этих событий можно охарактеризовать как «накопление сил». Она собирала своих сторонников по всей стране, что было несложно —  после смерти отца Мария стала крупнейшей землевладелицей Англии. Позже ее брат Эдуард VI выменял ее прибрежные земли в Эссексе на часть коронных земель, что еще больше увеличило владения Марии. Смысл этой невыгодной для короля сделки непонятен до сих пор. Возможно, Эдуард хотел отрезать сестре доступ к морю, где она могла соединиться со своими сторонниками-испанцами. Во всех этих обширных землях Мария пользовалась большой популярностью у местного населения, которое и поддержало ее во время восстания против Джейн Грей. Джон Дадли не сумел собрать достаточное войско в Лондоне, чтобы дать отпор Марии. Одной из причиной этого была именно непопулярность Дадли среди войск, а не их неприязнь к Джейн. Историки говорят, что назначение главнокомандующим графа Саффолка могло бы спасти ситуацию и не допустить последующей трагедии.

Еще одно причиной провала стало то, что Дадли всегда недооценивал Марию, как соперницу. Он отправил своего старшего сына Роберта арестовать принцессу лишь спустя 2 дня после смерти Эдуарда. Но Роберт опоздал. Мария бежала.

18 или 19 июля — Тайный совет получил ультиматум от Марии, и вечером 19 июля низложил Джейн, приказав Джону Дадли прекратить сопротивление.

24 июля — королева Мария торжественно въехала в Лондон.

Навстречу ей двинулась ее сестра Елизавета с двухтысячным войском, чтобы поддержать Марию и одновременно продемонстрировать  свой политический вес.

«Королева на 9 дней«, ее муж Гилфорд, отец Генри Грей, Джон и Роберт Дадли были заключены в Тауэр. Мать Джейн Грей Фрэнсис просила королеву о снисхождении. Но лишь для себя и мужа. О Джейн речи не было.

Мария даровала помилование чете Греев. Она также намеревалась помиловать Джейн и Гилфорда, которые были лишь марионетками в руках Дадли.

Однако в январе 1554 г. началось восстание Уайетта, целью которого было низложить королеву-католичку, недопустить ее брак с Филиппом Испанским и посадить на трон принцессу Елизавету. Восстание было чрезвычайно опасным, т.к. насчитывало около 3-х тысяч человек и имело множество сторонников. Есть версия, что отец Джейн Грей поставил Уайетту условие — он выступит его сторонником, если после смещения Марии его дочь вернется на трон. Уайетт, которого прежде всего не устраивала католичка на троне, согласился выступить в поддержку Джейн, а не Елизаветы.

После подавления восстания полетели головы. Принцесса Елизавета была обвинена в участии в заговоре Уайетта, государственной измене и арестована. Ее заключили в Тауэр, предварительно проведя под «воротами предателей», под которыми проходило большинство осужденных на казнь. В Тауэре состоялось ее знакомство с заключенным там по делу Джейн Грей Робертом Дадли. Роберт был старшим сыном Джона Дадли, поэтому ему повезло — к началу событий он уже был женат на дочери сэра Джона Робсарта, поэтому мужем злаполучной Джейн стал его брат Гилфорд. За что поплатился головой. Но и остальные его братья были на волоске от. Так что Роберт сидел в Тауэре, в любой момент ожидая решения своей участи. Но он был достаточно умен, чтобы понимать перспективы принцессы Елизаветы, если она выйдет живой из переделки (и если он тоже избежит казни). Роберт наладил с ней общение, передавая через подкупленных стражников записки со словами поддержки и цветы. Это было очень рискованно для всех, но Роберт пошел ва-банк и не прогадал. Елизавета оценила его смелость (а также красивую внешность и дерзость) —  и когда стала королевой, прежде всего вспомнила о своем друге и товарище по несчастью. На протяжении 30 лет до самой смерти Роберт Дадли был могущественным фаворитом Елизаветы I.

А в это время испанский посол Симон Ринар с новыми силами стал давить на Марию подписать смертный приговор Джейн и Гилфорду. Несмотря на все, Мария отказывалась. Она велела казнить отца Джейн и Джона Дадли, но не хотела убивать детей. Она отправила в Тауэр врачей, чтобы те выявили не беременна ли Джейн. В этом случае казнь откладывалась по крайней мере до рождения ребенка. Затем Мария прислала епископа Фекенхема убедить Джейн принять католичество — тогда бы она перестала представлять угрозу для Марии и стала бы рядовой католичкой, а не вдохновительницей протестантского восстания. Джейн очень хотелось жить, она была измучена годом заключения в Тауэре без какой-либо определенности в своей судьбе. Но отказалась. Фекенхем, тронутый ее молодостью и искренностью, просил ее подумать и выторговал у Марии еще несколько дней, чтобы Джейн могла принять решение. После окончательного отказа он попросил Джейн сопровождать ее на казнь. Мария плакала, подписывая смертный приговор своей племяннице и потом несколько дней не выходила из своих покоев. Эта была цена за брак с Филиппом Испанским, которую назначил Симон Ринар.

Сначала был казнен Гилфорд — по дороге к эшафоту его провели перед окнами камеры жены. Сказала ли она ему слова поддержки или ее неприязнь оставалась слишком сильной — неизвестно. В заточении Гилфорд нацарапал на подоконнике имя «Джейн», но это могло быть и имя его матери, которую звали так же. Согласно очевидцам, в последний момент Джейн растерялась и не смогла найти дорогу к плахе — у нее были завязаны глаза и она беспомощно водила руками вокруг, пытаясь понять, куда нужно положить голову. Никто из ее свиты не осмелился к ней подойти, поэтому помочь вышел случайный человек из толпы. Этот момент запечатлен на известной картине Поля Делароша «Казнь Джейн Грей».

Мария и ее муж Филипп занялись преследованием всех приверженцев новой веры. В Англии пылали костры. Проживи Мария, которую не просто так прозвали Кровавой, чуть дольше, Инквизиция в Англии была более чем реальна. Отсюда многими создавался такой светлый и идеализированный образ Джейн Грей, правление которой могло бы избавить Англию от ужасов религиозного преследования.

Впоследствии этот «светлый образ» перешел на Елизавету, «добрую королеву Бесс».