Агафья Грушецкая

Агафья ГрушецкаяМы привыкли думать, что «культурная революция» на Руси, повернувшая ее в сторону Европы, произошла при Петре I. На самом деле начало этому было положено при его старшем брате Федоре — благодаря его жене, царице польского происхождения Агафье Грушецкой. Если быть совсем точными, Грушецкие больше были связаны с Украиной, чем с Польшей. Польским в них было только то, что король Владислав Ягайло даровал украинское село Великие Грушки в награду рыцарских заслуг коронному хорунжему Матвею, который и стал основателем рода Грушецких. Фамилия на польский манер, но на самом деле украинско-белорусско-польская.

Выросшая в европейской обстановке будущая русская царица получила более свободное воспитание и держалась более раскованно и независимо, чем русские девушки. Возможно, именно этим она и привлекла внимание молодого царя, который обратил внимание на девушку во время крестного хода. Федору было 19 лет, он был старшим сыном царя Алексея Михайловича, но рос болезненным и слабым. По этой причине его отец решил жениться во второй раз — на Наталье Нарышкиной, чтобы обеспечить себя еще наследниками на всякий случай. От этого брака и родился будущий император Петр I. Алексей Михайлович и сам был не слишком консервативных взглядов в том, что касалось европизации России. По крайней мере во время его правления был снят запрет на ношение европейских платьев и любой желающий мог одеваться по своему вкусу. Другое дело, что таковых было мало.

Первое, что заботило окружение нового царя Федора Алексеевича — это его брак. Как я уже упомянула, он был не слишком хорошего здоровья, поэтому жениться ему нужно было как Агафья Грушецкаяможно быстрее. Но никто и не рассматривал при этом кандидатуру невесты не из исконно русского рода, к тому же не слишком знатного. Но девушка очень понравилась царю, поэтому он, следуя традиции, приказал устроить смотрины невест, на которых и выбрал Агафью Грушецкую. Сразу начались интриги, царя стали отговаривать от брака — говорили, что у Агафьи плохая репутация, пытались подставить ее дядю, чтобы отправить всю семью в ссылку. Но благодаря чувствам царя и смелости самой девушки у заговорщиков ничего не вышло. 16-летняя Агафья, услышав о попытках оклеветать ее — сама вышла из своих покоев (вопреки строгим русским обычаям — но ведь она была полька) и уверенно заявила о своей невиновности. Царь поверил ей и 18 июля 1680 состоялась их свадьба. Царь очень любил Агафью. Их отношения всегда были исполнены откровенной нежности и привязанности и Федор не стеснялся прилюдно упоминать ее имя в уменьшительно-ласкательной форме. Все время молодая царская чета старалась проводить вместе.

Под влиянием «европейской» царицы значительно изменился придворный быт. Царь Фёдор Алексеевич (а не Пётр I, как принято считать) первым из русских надел польское платье, Агафья Грушецкаячему последовали и все придворные. Также он отменил обычай брить голову и начал носить длинные волосы. Агафья «уговорила мужа уничтожить охабни, безобразные женские платья, ввести бритье бород и стрижку волос, польские сабли и кунтуши и, что ещё важнее, допустить в Москве закладку польских и латинских школ».  Именно в это время была образована знаменитая Славяно-греко-латинская академия. Также, благодаря Грушецкой было велено убрать из церквей иконы, которые ставили в своих храмах прихожане, каждый лично для себя, как своих небесных “патронов” (таким иконам молились и ставили свечку только они, другим прихожанам это не позволялось).
При Агафье Семёновне царевны — 7 незамужних сестер царя Федора —  получили некоторую финансовую самостоятельность. Раньше в комнаты царицы и царевен приносили товары, купленные ими или взятые в кредит. Теперь же царевны могли сами купить для себя ту или иную вещь, отдав распоряжение оплатить покупку в приказе.
Кроме того, молодая царица открыто появлялась перед людьми и часто восседала и ходила рядом с царём, чего никогда не бывало прежде (кроме, разве что, Лжедимитрия и еще одной полячки Марины Мнишек, с которой недоброжелатели начали немедленно сравнивать Агафью Грушецкую). Публичное присутствие царицы Агафьи Семёновны рядом с царём меняло устоявшийся привычный уклад придворной жизни того времени.

Царица Агафья совершила переворот и в женской придворной моде. Она сама носила шапку по польской моде, оставлявшую волосы открытыми, вслед одеваться по польской моде за молодой царицей стали и младшие царевны.

Агафья ГрушецкаяПервое упоминание о «польских шапочках» царицы Агафьи относится к 19 сентября 1680 года. Во дворце в этот день отмечались именины царевны Софьи, и для Агафьи Семёновны была пошита шапочка по ее заказу. А на следующий день, 20 сентября, для самых больших модниц в царском тереме, молодых царевен Екатерины и Марии, также изготовили «польские шапочки», из чего следовало, что новый головной убор царицы имел успех на дворцовом празднестве. А следом за ними по польской моде стали одеваться и некоторые придворные боярыни.

Воспитанная в “западном” духе царица Агафья помимо умения читать и писать (больше от женщин того времени, даже самого знатного происхождения, в России ничего не требовалось), знала польский язык и латынь. Понимала французский и умела играть на клавесине. Ее деятельность, поведение и манеры были немыслимы для русской дворянки того времени.

Царица Агафья умерла при родах через год после свадьбы. Сын Илья скончался через 10 дней.

Через пол года царь Федор был вынужден вступить в повторный брак с Марфой Матвеевной Апраксиной, но умер через 2 месяца после свадьбы. Поскольку он не успел составить завещания о престолонаследии, то во избежание народных волнений, коронованы были сразу 2 царя — его 16-летний брат Иван V и сводный брат Петр I. Регентшей при них была их сестра царевна Софья.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: