Сама виновата

sama-vinovataСталкиваясь с проблемными отношениями, я заметила, что женщины делятся — условно — на 2 группы: одни возлагают всю вину на мужчину, другие говорят «я сама виновата«. Подчеркну, что речь идет о тех ситуациях, где вины за мужчиной действительно больше — он пьет, бьет, изменяет, унижает, некрасиво бросает и т.д. Женщины из первой группы либо сразу уходят, либо терпят какое-то время, но все равно разрывают отношения. Женщины из второй категории с горящей в глазах надеждой спрашивают — ведь дело во мне, я что-то делаю не так? И они очень хотят получить утвердительный ответ. Такие женщины не особо ходят по психологам — потому что прекрасно знают, что там им скажут всю правду-матку про ее партнера, от которого надо бежать, роняя тапки, но они-то хотят другого.

В статье про любовную зависимость мы уже рассматривали похожие примеры. Подобным женщинам бесполезно делать внушения, помогать советом или пытаться раскрыть глаза на ее благоверного. Она хочет другого — чтобы причиной конфликта были ее ошибки. Если мужчина превратил ее жизнь в ад, она будет думать об этом гораздо меньше, чем о том, что он когда-то в порыве благодушия приготовил ей яичницу или помог погрузить пакеты в машину. Эти жалкие «точки света» будут определять ее отношение гораздо сильнее, чем то, что он регулярно ее избивает или изменяет налево и направо. И самое главное — женщины не хотят ничего менять. Может, они и мечтают, чтобы мужчина был менее жесток, но по факту они уже давно адреналиновые наркоманки. Если вдруг возникнет временное затишье — они сами начнут неосознанно провоцировать мужчину. Вас когда-нибудь возмущали фразы в обсуждении таких моментов о том, что женщина сама заслужила, что получила по морде? Так вот у этого есть второе дно — она не заслужила, она намеренно этого хотела. Что, разумеется, не снимает вины с мужчины, но это уже особый формат отношений, в который нормальным людям лучше вообще не соваться. Эти адреналиновые наркоманки вместо того, чтобы хотя бы как-то смягчать характер своего домашнего тирана, наоборот, в определенный момент начинают сами его подстегивать — приставать к пьяному мужу с вопросами, оплатил ли он электричество, помнит ли, что ребенка надо отвести в садик или, зная, что мужа что-то раздражает, начинают специально «долбить» именно эту тему. Ну отведи сама ребенка или дождись хотя бы когда мужик проспится! Неправильно, зато безопасно. Но нет — так она не схлопочет и не получит дозы.

Помимо любовной зависимости, в основе желания выгораживать партнера лежит желание контроля. Если женщина уверует в то, что она сама виновата — это дает ей чувство (естественно, ложное), что она в силах контролировать ситуацию, просто в силу неопытности или дурного характера, она так не делает. Но ведь могла бы! И тогда ее муж не был бы таким зверем.

Это одна из причин. Вторая — поиск одобрения и одновременно поиск очередной дозы адреналина. Корни этого прежде всего стоит искать в детстве, когда родители показывали свою любовь к дочери только в том случае, если она была хорошей, за малейшие просчеты следовало наказание или холодная отстраненность. Таким образом, родители с детства подсадили ее психику на регулярное получение эмоциональной подзарядки. Во взрослом возрасте это вылилось в то, что девушка подспудно искала именно таких мужчин, с которыми будет много сложных эмоций — поэтому хорошие мальчики отпадали сразу. Так понемногу жизнь подводила ее к знакомству и серьезным отношениям именно с тем мужчиной, от которого у окружающих волосы встают дыбом.

Другая причина родом из детства (не обязательно от родителей — хотя все же чаще от них), в том, что девочка росла робким, затравленным ребенком, которого все обижали, но потом находились добрые люди, которые жалели и гладили по голове. С тех пор закрепилось приятное ощущение от всеобщей жалости. Поэтому сейчас она не ищет решения проблемы  — она просто хочет, чтобы ей посочувствовали. Изольет вам душу и забудет все советы.

Есть еще причина, идущая из семьи. Она сложнее, потому что определяется не так очевидно. Девушка растет в полной семье, с заботливым отцом, с добрыми родителями, но все равно попадает в плохую компанию и строит отношения с «плохими парнями». Тут вопрос авторитета отца — если он мягкий, слабовольный, не сильно приспособленный к жизни, то может вызывать у дочери внутреннее раздражение и протест. Нет сильного отца — она ищет эту силу в мужчинах. Поскольку за детские годы дефицита мужской силы накопилось много, то мужчину она находит максимально противоположного, часто даже с карикатурным проявлением силы. Спокойных и уверенных в себе она не заметит — ей нужен тиран, играющий мускулами как можно чаще. И рано или поздно она такого находит.

Существует также закон противоположностей. Чем более добрая, открытая миру женщина, тем больше риск встретить мужчину-антагониста. Это может случится по неопытности, от неумения разбираться в людях. Или из альтруистического желания помочь, перевоспитать мужчину через попытки увидеть в нем хорошее. Но силенок часто не хватает и ловушка за «хорошей девочкой» захлопывается. Поэтому так важно в разумных границах прививать ребенку осторожность к миру, внушать, что не всем стоит доверять и не все люди хорошие.

Что касается помощи женщинам, оказавшимся в таком положении, то обычные методы здесь не помогут. Будете активно советовать, вмешиваться в их жизнь, пытаться указывать на недостатки мужа — добьетесь только того, что с вами сократят общение или перестанут откровенничать. Поэтому все, что вам нужно — не делать больше, чем просят. Помогать можно лишь в том случае, когда вас прямым текстом попросят о помощи. И эта просьба будет не в том, чтобы помочь наладить отношения с мужем. Она будет звучать так — «я знаю, что попала в жуткую ситуацию, но я не могу выбраться из нее самостоятельно. Мне нужна помощь избавиться от этого. Я готова идти к специалисту». В крайнем случае, если речь о вашем близком человеке, который помощи не просит, но вы опасаетесь за ее жизнь — берете, связываете и увозите в неизвестном направлении подальше от изверга. Других вариантов нет.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

17 − 14 =