День защиты животных

«Я проповедовал щеглам, как Франциск Ассизский.
Видел Смерть, она сказала «распишись на сиськах». (Oxxxymiron «Признаки жизни»)

kotikА вы задумывались, почему Всемирный День защиты животных отмечается именно 4 октября? Эта дата —  День поминовения святого Франциска Ассизского, который считался покровителем животных. Не спешите зевать! Я лично была в Ассизи 3 октября 2007 года — накануне праздника и это одно из самых ярких воспоминаний если не в жизни, то в путешествиях. О нем ниже. А теперь задумайтесь — Франциск жил в начале 13 века, эпоху «глубокого средневековья». Там и человеческая-то жизнь не стоила ни гроша — войны, казни, убийства, дети не имели никакой ценности — находясь в  собственности родителей, которые имели полное право делать с ними, что угодно, целые города, вымиравшие от голода или эпидемий. Как говорил герой романа «Проклятые короли» — «Господу Богу смерти для нас не жалко». А тут животные!

Но Франциск — судя по оставшимся о нем воспоминаниям — был очень добрым человеком. Его отец был незнатного происхождения, но очень богатый. И его единственный сын являлся представителем «золотой молодежи» того времени — гулял, кутил, прожигал жизнь. Прежде чем к нему явился Господь и направил на путь истинный. Но даже будучи легкомысленным «богатеньким парнишей», он всегда был очень отзывчивым — раздавал милостыню, помогал бедным. Однажды в порыве веселья он проигнорировал просьбу какого-то бедняка, но тут же опомнился, догнал его и дал денег.

Особую любовь Франциск испытывал к животным. Он  не просто  чувствовал их душу и любил природу, он  сумел настроиться на наитончайшее общение с ними.  Животные, казалось, его  понимали, внимали  ему. Он отпускал в реку пойманную рыбу, успокаивал пойманного в капкан зайчика, просил императора издать указ о дополнительном кормлении домашних ослов и быков накануне Рождества. Благодарный сокол служил ему в качестве будильника…
Известна история о том, как некий прохожий шёл продавать ягнёнка. Навстречу  ему  шёл  Франциск  в подаренной  ему только что одежде –  дорогом шерстяном плаще.  Он  увидел прохожего  и  осведомился, куда  он  держит путь с ягнёнком. Узнав, что  он  идёт продавать  его , Франциск подарил  ему  свой плащ  и  попросил оставить ягнёнка у себя до конца  его дней.  Он  просил крестьянина дать возможность ягнёнку прожить всю свою жизнь до конца, не став чьей-либо пищей. Путник, очень удивлённый, принял дорогой плащ  и  соглашение, предложенное  Франциском . Ягнята ассоциировались у Франциска  с образом тех овец, о которых говорил Христос.  Он  считал их невинными жертвами нашего мира.

Что касается цитаты из Оксимирона про «проповедовал щеглам» — есть много историй про общение святого Франциска с птицами. Однажды он проповедовал на площади, где было много голубей, которые сильно шумели. Франциск попросил их о тишине — и они замолкли. А несколько раз он проповедовал уже непосредственно птицам, которые внимательно его слушали. Этот момент отражается во множестве фресок.

Даже сборник рассказов и притч, повествующих о жизни святого трогательно называется «Цветочки Франциска Ассизского» (Fioretti di San Francesco).

Франциск Ассизский,основатель ордена францисканцев — нищенствующих монахов, странствующих по свету в поисках подаяния — на самом деле никогда никакой орден основывать не собирался. Главной его идеей  была бедность и … свобода.   Свободен, словно ветер, по отношению к миру, в котором для монаха должна существовать только лютня, воспевающая «песню радости Божьей и прекрасного братства людей». А братья — словно, маленькие рыбки, проскальзывающие через сети мирских условностей. Для той поры это звучало как вызов, и Папа едва не объявил Франциска еретиком, опасаясь его растущей популярности. Только после личной беседы, убедившись в чистоте помыслов, он предложил Франциску основать орден. Это было, конечно, формой контроля, но альтернатива была известна. Франциск вынужден был согласится, но главой ордена быть отказался, назначив одного из своих сподвижников.

Теперь немного о моем пребывании в Ассизи 3 октября 2007 года. Представьте себе небольшой итальянский городок, расположенный высоко в горах — с него открывается вид на широкую равнину, на которую постепенно опускаются сумерки. Осень в Италии не такая как у нас, и в начале октября там легко бывает +35. С наступлением темноты народ покидает отели. Паломники, туристы, музыканты и монахи собираются на главной площади. Звучит испанская, немецкая, французская речь. И итальянская, конечно:  «Cari fratelli e sorelle!» (дорогие братья и сестры) с улыбкой произносят монахи каждый раз предворяя этими словами любое предложение. Людей очень много — итальянцы набожный народ, а Франциск — один из любимых святых. В центре городка находится его базилика. И здесь самое главное.. Мы зашли внутрь. Обстановка довольно скромная, народу немного. Небольшое пространство. И вдруг замечаем на стенах — во всю длину от пола до потолка — фрески Джотто. Чтобы вы понимали (если вдруг не знаете), Джотто — Адам живописи. И вы не назовете почти никого да него, начиная почти «с сотворения мира» и еще почти 150 лет после до начала эпохи Кватроченто. Если только вы не принадлежите к узкому кругу специалистов или интересующихся. Кто-нибудь, правда, назовет Чимабуэ. Но и Чимабуэ в большинстве случаев вспоминается лишь как наставник Джотто, лишь в связи с Джотто.
И вот здесь, высоко в горах, в маленьком городке, в маленькой церкви, я вдруг вижу все стены в оригинале фресок. Джотто и св. Франциск. Без всякого предупреждения, без защиты и сигнализации — можно протянуть руку и дотронуться. Это тоже сродни miracle.

В нижней части базилики, где находится могила Франциска и некоторых его сподвижников, очень чувствуется атмосфера праздника.  Горящие свечи, монахи, погруженные в молитву, и лица верующих не угнетают, а трогают торжественностью момента.  Огонь факелов гудит в полуосвещенных сводах.  Приглушенный разговор едва слышен. Иногда кто-нибудь из монахов подносит палец к губам, произнося полушепотом: «Silenzio!» Ты чувствуешь себя то ли героем романов Дэна Брауна, то ли девушкой из фильма «Малхолланд Драйв».

Времени мало, нам надо потихоньку уходить. Ночь опускается стремительно. Идем мимо собора св. Кьяры — последовательницы Франциска Ассизского и основательницы ордена клариссок. Это почти последнее, что мы видим в Ассизи.

Сходим вниз по плутающей дороге. Посреди чадящих факелов, наверное, кажемся таинственной маленькой процессией. После моста выходим к круто уходящей вниз тропинке с деревянными перилами, тоже окруженной факелами. Кто-то оборачивается -. Ассизи продолжает веселится.

Завтра тоже 4 октября, день защиты животных. Дайте «вкусняшек» своим котикам)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × 5 =

Яндекс.Метрика